На главную В начало раздела поиск Каталог Карта сайта
Главная
Новости
О библиотеке
Электронные
ресурсы
Обслуживание
Полезная
информация

  Исследователям:
Research Support

  Системы регистрации
авторов.
Идентификаторы ученых

  Новости научного мира
  Оформление списка
литературы

  Примеры
библиографического
описания

  Литературная гостиная
  Книжные реликвии
Книжные реликвии Библиотечно-информационного комплекса

Фишер, Ирвинг. Покупательная сила денег. Ее определение и отношение к кредиту, проценту и кризисам, 1925


Библиотечно-информационный комплекс, раскрывая свои уникальные книжные фонды, предлагает вниманию читателей рассказы о наиболее интересных изданиях, объединенные в цикл "Книжные реликвии Библиотечно-информационного комплекса".

На сайте БИК будут представлены изображения книги (фрагменты или полный текст) и эссе, раскрывающее её историю.

Коллекция редких изданий БИК формировалась из частных коллекций М.И.Боголепова - советского экономиста, члена-корреспондента Академии наук СССР, организатора и первого ректора института народного хозяйства в Петрограде в 1920-1922 годах; А.М.Галагана - преподавателя Московского коммерческого института (1918); а также коллекций Департамента окладных сборов, Госкомбанка, Всероссийского кооперативного банка, Московского промышленного лицея им. А.И.Гукова.

Предоставляем Вам возможность прикоснуться к уникальным изданиям XIX - XX веков и приглашаем в Зал диссертаций и книжных раритетов БИК.

В этом выпуске мы хотим представить уникальное издание: Фишер, Ирвинг. Покупательная сила денег. Ее определение и отношение к кредиту, проценту и кризисам : пер. с англ. / И. Фишер ; пер. К.Г. Фокина ; ред. и предисл. В.Я. Железнова .— М. : Финансовое изд-во НКФ СССР, 1925  и расказать о книге и ее авторе.

С полным текстом издания можно ознакомиться в Электронной библиотеке Финансового университета.

Американский ученый Ирвинг Фишер (1867-1947) вошел в историю экономической мысли своими исследованиями "покупательной силы денег", "уравнением обмена", предложениями, связанными со "стопроцентными деньгами" и "конструктивным налогообложением". Эти темы до сих пор остаются в кругу дискутируемых проблем.

Историческая заслуга Фишера состоит прежде всего в том, что он нашел четкое логическое выражение самой сути количественной теории денег, сложившейся во времена Дж. Милля (1800 -1873). Следует отметить, что Фишер создал также концепцию экономических интересов и был первым президентом учрежденного в 1931 г. Международного эконометрического общества.

Впервые представленная на нашей выставке книга вышла в свет в 1911 г.; второе издание, мало отличавшееся от первого, было опубликовано в 1922 г.

Труд профессора Фишера представлял собой, пожалуй, наиболее глубокое и развернутое исследование денежной теории, учитывавшее финансово экономические процессы, характерные как для первого десятилетия XX в., так и для более раннего периода. 

В русском переводе книга была издана в 1925 г. Новая экономическая политика и проведение денежной реформы повысили интерес российских экономистов к западным представлениям о монетарной теории и политике.

Путь науки извилист и труден. Решения по большей части являются плодами долгих размышлений, бессонных ночей. К тому же гипотезы оказываются порой тупиковыми. Но даже в этом последнем случае они стимулируют мысль. Нас отделяют от первого издания книги И. Фишера много лет, но, несмотря на почти вековую давность, труд этого создателя науки о деньгах не устарел.

В предисловии к книге И. Фишер писал: "Целью этой книги является установление принципов, определяющих покупательную силу денег, и приложение этих принципов к изучению ее исторических изменений, в частности недавнего изменения стоимости жизни, вызвавшего споры во всем мире. Если защищаемые здесь принципы правильны, то покупательная сила денег или соответствующая ей обратная величина - уровень цен - зависят исключительно от пяти определенных факторов: 1) от массы денег в обращении; 2) от скорости их обращения; 3) от массы банковских вкладов, подлежащих чековому обороту; 4) от скорости чекового оборота; 5) от объема торговли.

Каждая из этих пяти величин вполне определенна и их отношение к покупательной силе денег может быть определенно выражено посредством управления обменом". По моему мнению та часть экономики, которая трактует об этих пяти факторах покупательной силы денег, должна быть признана и в конце концов будет признана точной наукой, способной давать отчетливые формулировки, точные доказательства и статистические проверки.

Главная задача этой книги - в сущности простое восстановление и развитие старой количественной теории денег. Если внести некоторые исправления в обычные изложения этой теории, то она все еще может считаться здоровой в своей основе. В чем давно ощущается нужда - это скорее в беспристрастном пересмотре и проверке этой почтенной теории, чем в ее отвержении. Между тем в обширной литературе о деньгах имеется очень немного работ, которые приближаются к точным формулировкам и строгим доказательствам, как теоретическим, так и статистическим. Делая эту попытку к восстановлению теории, я не без удовлетворения увидел себя на этот раз скорее консерватором, чем радикалом, в экономической теории. Мне казалось позорным, что академические экономисты из-за внешнего шума были введены в раздоры по основным положениям,касающимся денег. Это произошло вследствие замешательства, в какое была ввергнута проблема денег ради политических контроверз, с которыми она была сплетена.

Наряду со стремлением изложить принципы, влияющие на покупательную силу денег, эта книга пытается иллюстрировать и проверить эти принципы историческими фактами и данными статистики. В частности, детально изучается недавнее движение цен и исследуются различные причины его. То, что в настоящее время наиболее необходимо - это ясное и всеобщее понимание принципов и фактов, относящихся к покупательной силе денег.

Соответственно цели эта книга стремится предложить:

1. Перестройку количественной теории.

2. Обсуждение лучшей формы чисел показателей (index numbers).

3. Некоторые механические методы наглядного изображения определения уровня цен.

4.Практический метод измерения скорости обращения денег.

5. Статистическое определение банковских вкладов в Соединенных Штатах, подлежащих чековому обороту, отдельно от индивидуальных вкладов", как публикуется обычно.

6. Усовершенствованную статистическую оценку объема торговли, равно как и остальных элементов в уравнении обмена.

7. Основательную статистическую проверку реконструированной количественной теории денег."

Ирвинг Фишер был одним из величайших и, несомненно, одним из ярчайших американских экономистов, которые когда-либо существовали. Это был писатель и педагог поразительного кругозора и энергии, чьи работы выделяются необыкновенной ясностью изложения, при которой все тонкости обычно откладываются до того момента, пока не будут выведены, с использованием вербальных, алгебраических и геометрических средств, основные принципы. Вдобавок эти работы охватывают полный спектр от математической экономики до математической статистики, от теории ценности и цен до теории капитала и процента.

Привычное сегодня различение между запасами и потоками почти полностью обязано своим возникновением его шедевру «Природа капитала и дохода» (The Nature of Capital and Income, 1906). Современная теория реальной процентной ставки вытекает из его «Теории процента» (Theory of Interest, 1930), пересмотренной версии более ранней книги Фишера «Ставка процента» (The Rate of Interest, 1907). Его знаменитый «идеальный индекс» цен — геометрическая средняя двух индексов, в которых в качестве весов при ценах используются показатели выпуска в течение базового года и на конец года, — был обоснован в «Составлении индексных показателей» (The Making of Index Numbers, 1922).

Наконец, «Покупательная сила денег» (The Purchasing Power of Money, 1911) обрядила старую количественную теорию денег в новые одежды. Читая сегодня эти книги, надо постоянно помнить о времени, когда они были опубликованы, поскольку они читаются так, как если бы были написаны совсем недавно, и не требуют почти никакой редакции, чтобы соответствовать более поздним теоретическим достижениям.

Ирвинг Фишер родился в зажиточной части Нью-Йорка в 1867 г. и получил степень бакалавра по математике в Йельском университете в 1898 г., за которой последовала докторская степень по экономике в 1901 г. Три года он преподавал в Йеле математику и переместился на факультет экономики в 1895 г., когда приобрел международную известность в качестве автора поразительной по оригинальности докторской диссертации «Математические исследования теории ценности и цен» {Mathematical Investigations in the Theory of Value and Prices, 1892), которая содержала, среди всего прочего, проект машины для иллюстрации общего равновесия в экономике, состоящей из многих рынков. Фишер оставался в Йеле до выхода на пенсию в 1935 г. Он был директором фонда Remington Rand (сейчас — Rand Corporation), основателем и президентом Ассоциации исследований по евгенике, Лиги за денежную стабильность и Эконометрического общества, Американской статистической ассоциации и буквально десятков других компаний и агентств.

Целью «Природы капитала и дохода» являлось теоретическое обоснование бухгалтерской науки, как на уровне отдельного предприятия, так и для всей экономики в целом. Фишер определил «капитал» как любой запас (земля, машины, здания, сырье, природные ресурсы, профессиональные навыки), генерирующий поток услуг во времени, а «доход» — как превышение данного потока услуг над объемом, необходимым для поддержания и возмещения этого запаса. Связь между капиталом и доходом выражена в процентной ставке, поскольку ценность капитала есть не что иное, как сегодняшняя ценность потока дохода, который капитал принесет в будущем, т.е. сумма будущих доходов, дисконтированная с учетом текущей ставки процента. Не капитал сообщает ценность доходу, а доход сообщает ценность капиталу, ибо экономическая деятельность по сути своей устремлена к будущему. Отсюда следует, что капитал, строго говоря, является единственным фактором производства, что весь распределяемый доход состоит из процента, так что и заработная плата оказывается лишь процентом на человеческий капитал, и что национальный доход целиком состоит из расходов на потребление. Очевидно, что система национальных счетов в ее современном виде отвергает сознательное игнорирование, в традиции Фишера, инвестиций при измерении национального дохода. Но практически все остальные элементы этой самой блистательной книги из блистательного книжного наследия Фишера приняты без оговорок современной экономической наукой.

Ядром «Покупательной силы денег» (1911), посвященной Саймону Ньюкомбу, явилось «уравнение обмена»: MV+M1W1 = РТ, где М и М1 означают сумму банкнот, металлических денег и банковских депозитов в обращении, V и V1 — соответствующие скорости обращения, Р — уровень цен (величина, обратная «покупательной силе денег»), а Т показывает общий объем сделок, причем все переменные берутся за одинаковый период времени — скажем, один год. Фишер прекрасно понимал, что защитники количественной теории денег часто подавали ее не как теорию, а как трюизм. Рассматриваемое как теоретическое предположение, равенство РТ и MV+M1W1 достигается лишь через посредство механизма, связывающего увеличение запаса М или М1 с потоком расходов.

Таким образом, во  время, пользуясь выражением Фишера, «периодов перехода» между двумя сравнительными состояниями статического равновесия, правая часть «уравнения обмена» не равна его левой части, и именно эта возможность неравенства между ними позволяет действительно говорить о количественной теории денег. Он всегда помнил о том, что искомую теорию уравнение обмена в значительной степени скрывает, — например, скрывает роль процентной ставки в так называемом «косвенном механизме», связывающем деньги с ценами, в отличие от «прямого механизма», который действует через реальную ценность денежных остатков, обычно имеющихся на руках у экономических агентов.

Несмотря на тот факт, что книга не содержит фактически никаких ошибок или упущений и несмотря на пионерные усилия Фишера количественно определить параметры уравнения обмена, баланс аргументации в книге был таков, что создавал впечатление догматической защиты количественной теории денег, минимизируя вес периодов перехода до такой степени, что они практически исчезали из виду. Эта книга так и не разделила безоговорочный успех других его работ и потерпела полную неудачу в попытке разрешить великий спор о сущности количественной теории денег. Даже современные монетаристы сочли необходимым начать все сначала, сформулировав заново проблему — как же именно увеличение предложения денег воздействует на цены?

«Теория процента» Фишера не претендовала на то, чтобы сказать что-либо новое, и ее значение как книги целиком относится к ее выдающимся педагогическим качествам. Она была посвящена «памяти Джона Рэ и Евгения фон Бем-Баверка, заложивших тот фундамент, на котором я взялся строить», и ее содержание сводилось к демонстрации того, что реальная ставка процента определяется как спросом, так и предложением: спросом на производственные и потребительские ссуды, с одной стороны, и предложением сбережений — с другой. Большая часть книги посвящена теории относительно того, как определяется реальная процентная ставка, но различие между реальной и денежной ставкой процента проводится в начале книги и всплывает снова в заключительных главах.

Три работы Фишера были посвящены проектам денежной реформы: «Стабилизация доллара» (Stabilizing the Dollar, 1920), «Штампованная бумажка» (Stamp Scrip, 1933) и «Стопроцентные деньги» {100% Money, 1935); две другие — «Бумы и депрессии» {Booms and Depressions, 1932) и «Инфляция» {Inflation, 1933) — имели целью подкрепление его предложений в той же области. «Стабилизация доллара» содержала остроумную схему стабилизации покупательной способности денег в условиях конвертируемого золотого стандарта {convertible gold standard) за счет варьирования официальной цены на золото в сторону, противоположную движению индекса цен, — система, которую могла бы принять отдельная страна, дополняя ее гибким обменным курсом своей валюты, или сразу всеми странами при использовании фиксированных валютных курсов. «Бумы и депрессии» и «Штампованная бумажка» развивали старое предложение Сильвио Гезелля (1862-1930) о введении ежемесячного штемпелевания на почте бумажных банкнот, которые без подобных печатей переставали бы служить законным платежным средством; целью данной схемы было противодействие накоплению банкнот «в чулке», чего удалось бы добиться, если бы подобное также распространялось на банковские депозиты, — пункт, который Фишер поспешил отметить. «Стопроцентные деньги» были призваны продемонстрировать, что деловые циклы в основном обязаны своим возникновением банковскому кредиту и способности банков в условиях системы частичных резервов «создавать деньги» по желанию. Предложенное решение проблемы состояло в том, чтобы обеспечить 100-процентное резервирование под принятые депозиты; вкладчики платили бы комиссионные, чтобы покрыть расходы на управление их депозитными счетами, а банкам пришлось бы выдавать кредиты из средств, заимствованных на рынке капиталов. Фишер откровенно признал, что эта идея стара, как само банковское дело; в частности, он сослался на группу экономистов из Чикагского университета, включавшую Генри Саймонса, Фрэнка Найта и Пола Дугласа, которые выступили с подобной схемой лишь двумя годами ранее; она и до сего дня поддерживается многими экономистами, в первую очередь, Милтоном Фридменом.

Сделав в начале жизни приличное состояние благодаря изобретению картотечной системы с использованием видимых шифров, Фишер позднее потратил большую его часть на проведение кампаний в пользу множества идей, которым был страстно предан, включая запрет алкоголя, профилактическое медицинское обслуживание, евгенику, мир во всем мире и систему 100-процентного банковского резервирования. Его огромное влияние среди профессиональных американских экономистов (не говоря о его личном состоянии) рухнуло в 1929 г.: он не только не сумел предсказать крах на Уолл-стрите, но и после его наступления продолжал месяц за месяцем утверждать, что начало нового бума уже за углом. Тем не менее, он продолжал публиковаться до 75-летнего возраста, скончавшись пять лет спустя в 1947 г.

Фишер так и не создал школы. Он имел много учеников, но мало последователей. Многие из его поздних работ были приняты с неодобрением, возможно потому, что имя Фишера все более стала окружать аура чудака. Собратьям-экономистам было трудно удержаться от сомнений относительно взглядов человека, чья книга «Как жить: правила здоровой жизни, основанные на современной науке» (How to Live: Rules for Healthful Living Based on Modern Science, 1915) стала национальным бестселлером, переведенным на 10 языков. Возможно, если бы Фишер был более осторожен в своих прогнозах накануне и во время Великой депрессии, его репутация не померкла бы столь драматически в последние два десятилетия жизни.

 

По материалам из открытых источников

10.09.2021

 


Нравится
Статистика посещений:
џндекс.Њетрика

 


Библиотечно-информационный комплекс, 2021

 
Включите cookies